Архив постов: 2019

Петров пост. Это не только про мясо

Июнь 24, 2019

В понедельник, 24 июня, христиане вступили в Петров пост. Он был установлен в честь апостолов Петра и Павла, которые постом и молитвою готовились к всемирной проповеди Евангелия.

В первые века христианства петровское говенье считались своего рода компенсацией для тех, кто по каким-то причинам не смог поститься перед Пасхой (например, находясь в дороге). Они вступали в воздержание по окончании праздничного ряда, то есть после Троицы.

Многие считают, что Петров пост и не пост вовсе, в изобилии фрукты и овощи, а в некоторые дни разрешено вкушение рыбы.

Хотя еще несколько сот лет назад ситуация была совсем иной: старые запасы уже закончились, до нового урожая еще месяц-другой.

Как правильно проводить пост в наши дни, когда прилавки магазинов полны, связаны ли ограничения только с пищей, и можно ли в постные дни общаться в соцсетях? На эти вопросы отвечает клирик храма протоиерей Димитрий Максимов.

Для большинства православных христиан пост – это, прежде всего, строгое ограничение в еде. Это смирение плоти ради укрепления в вере, ради стяжания Святого Духа, в чем, по словам Серафима Саровского, и состоит цель земной жизни человека. Но ведь пост это не только про мясо…

— Все верно, пост нам дается для того, чтобы мы очередной раз задумались о нашей духовной жизни. Мы должны научиться воздерживаться от праздных мыслей, праздных занятий. Много в мире соблазнов. А живем мы для того, чтобы войти в радость познания и общения с Богом, чтобы войти в вечность. А пища, в том числе, вводит нас в состояние праздности. Но важно отличать пост от диеты. В той же Индии люди в большинстве своем не вкушают пищу животного происхождения, но это же не значит, что они постятся. Пост – это борьба с нашей плотью, самая сложная для человека. И хорошо бы это время употребить для умерения наших желаний.

-Батюшка, пост же предполагает еще и гораздо более напряженную жизнь. Тем более что лето на дворе, все мы немного расслабились.

 — Во время поста мы отказываемся не только от пищи, мы должны стараться провести это время с пользой для души. Прибавить в молитве, побольше стараться делать больше добрых дел. Потрудиться, найти в себе талант, способствующей нашему духовному возрастанию. С грехами очень тяжело бороться, но грех можно победить добродетелью. Если мы гордые, значит нужно научиться смиряться, побольше молчать, читать молитву, это и есть пост, способный нашему духовному росту…

 — Очень часто можно услышать такое правило поста: «Ешьте всё! Не ешьте друг друга». И если вы откажетесь от осуждения, то в этом будет крыться путь к спасению. Вам кажется это указание разумным, ведь мало кому удается избежать греха осуждения?

 — В этом-то и есть суть…Господь, если вспомнить, в первую очередь, обличал фарисеев, которые жили по закону, по заповедям Моисея, ходили в храм, молились, отдавали десятину. Но Господь называл их лицемерами, внутри они были пустыми. Они не умели любить. А главная заповедь  — это научиться любить. И пост для того и нужен, чтобы учиться любить. А пост, если только соблюдать предписанные правила питания, превратится в диету, мы уподобимся фарисеям. Время поста – время размышлений над своими ошибками. Поругались с человеком – нужно помириться, усиленно за обиженного нами молиться. Сами не можем простить обиду, просить помощи Господа в этом. Во время поста нужно совместить: и пищу ограничить, и дела добрые дела делать. Помните же что сказано в Библии: вера без дел мертва.

 — Церковь говорит, что каждый должен взять свою меру поста. Для кого-то возможно соблюдать все требования, а кто-то по состоянию здоровья не может обходиться без молочных продуктов, например. Строгость поста нужно определять христианину самостоятельно или обращаться за благословением к священнику?

 — Если есть у христианина духовник, то лучше эти вопросы обсуждать с ним. Мы смотрим, какова вера у человека. И если начать сразу очень строго, то могут начаться такие искушения, что не справится человек. И еще хуже получится. Важно, чтобы во всем была мера, и хватило бы сил. Новоначальному нужно быть очень аккуратным в таких моментах. Все предписания к посту взяты из монастырских правил, они очень строгие. У нас приходская община, для горожан есть, конечно же, послабления. Если предписано монаху не вкушать масло, то ему и на стол его не подадут. Сухоядение среди мирян – это особая мера поста. Если у человека проблемы со здоровьем или работа тяжелая, то можно просить послабления. Без сил человек озлобляется. Любой подвиг должен приносить радость. Нельзя христианину ходить с «кислым» лицом, мечтая об окончании поста.  

Для многих не проблема не употреблять мясо или молока в постные дни, но вот проблема отказа от соцсетей становится очень актуальной. Сейчас модно писать в статусе: ушел в офлайн во время поста. Как Вам кажется, такой пост в современном мире тоже возможен?

— Христианин всегда должен жить в ограничениях, а пост должен помогать человеку исправлять свою жизнь. Мы ведь мы и так живем неправильно, творя свою жизнь, а не Божью.  И нам нужно учиться выстраивать свою жизнь, чтобы приносить пользу. Положено читать по главе Евангелия каждый день, он должен это делать, читать Псалтырь и святых отцов, исполнять утреннее и вечернее правило. А если человек вместо этого сидит в сетях, то это неправильно. Если есть страсть к чему-либо, это уже греховное состояние. Телевизор, компьютерные игры… Пост – это время борьбы со своими страстями. И если работа человека связана с интернетом, соцсетями, это одно, а если там впустую тратится время, это грех.

Добавим, Петров пост в 2019 году заканчивается накануне дня памяти святых Петра и Павла – 11 июля.

Протоиерей Димитрий Максимов сослужил при освящении онкоцентра

Июнь 23, 2019

В Воскресный день, 23 июня, управляющий Восточным викариатством, глава Синодального отдела по социальному служению и благотворительности Русской православной церкви епископ Пантелеимон освятил онконцентр им. Блохина на Каширском шоссе.

Сослужили во время молебна владыке клирики Москвы, в том числе, и клирик храма Спаса Нерукотворного образа протоиерей Димитрий Максимов.

Владыка Пантелеимон отводит огромную роль посещению болящих.

«В больнице человеку не всегда комфортно, ведь он оторван от обычной жизни, от родных и близких. Человек нуждается в душевном утешении, в духовной поддержке, – сказал председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Пантелеимон. – Когда человек попадает в больницу, он вырван из обычной жизни, он готов услышать что-то новое. Если мы хотим поделиться свой верой, помочь человеку, то больница – это то место, где это более всего необходимо. Больничное служение — одно из самых важных направлений миссионерского служения Церкви», — рассказал епископ Пантелеимон.

Мы приближаемся ко Христу через святых

Июнь 23, 2019

Сегодня память Всех святых. Почему этот праздник так важен для Православной Церкви? – наш первый вопрос архиепископу Штутгартскому Агапиту (Горачеку), викарию Германской епархии Русской Православной Церкви Заграницей.

– Память святых – это самое великое достояние, которые мы, православные, имеем и храним, – отвечает владыка Агапит. – Римо-католики это все уже потеряли, протестанты и не имели. Иногда пожить за рубежом полезно. Когда ты это все видишь и сравниваешь, только тогда и начинаешь воистину понимать и ценить: какая же это мощь – Православие!

Вслушайтесь, всмотритесь в наше богослужение. Треть его посвящена святому, треть – нашей Ходатаице Божией Матери и треть – Господу Иисусу Христу и нашему покаянию перед Ним. Такая пропорция более-менее сохраняется изо дня в день.

– А у католиков как?

– Да, меня это тоже в какой-то момент заинтересовало. У нас такой ксендз знакомый был, он нас, кстати, очень любил, уважал, приходил покупать у нас, в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене, иконы. И вот я его однажды попросил: «Можете мне достать книги с полным вашим богослужебным кругом?» Он растерялся. Потом сказал, что действительно есть молитвослов монахов-бенедектинцев. И через некоторое время принес мне три тома бенедектинского Устава. Преподобный Бенедикт Нурсийский для нас тоже святой. Я был заинтригован.

Так вот, оказалось, что служба святым, так, как мы ее служим: тропари, кондаки, канон, – у католиков отсутствует. Они еще могут прочитать Евангелие, посвященное подвигу этого святого. Во время мессы может быть даже зачитано житие святого. Но на практике все это уже в большей степени утеряно. Очень мало уделяется этому внимания. Да и мессы сейчас бывают уже такие короткие, что там и при желании ничего не успеть. Кое-где по службе у них фигурируют псалмы – да, Псалтирь они немножко читают. А святых в службе уже практически нет. Протестанты же не то что на практическом, а на идейном уровне отсекли святых. Просто отвергли и всё!

А для православных без святых вообще немыслима Церковь. Мы и приближаемся ко Христу именно через святых. Понимать мы Христа начинаем только через святых! Если вы внимательно читаете Евангелие, – конечно, Христос вам непонятен. Что вы в Евангелии можете понять? Христос заповедует: «любите врагов» (ср. Мф. 5, 44). И что?.. А кто из нас на самом деле отдает свою последнюю рубашку? И там все такое! Простите меня, такие требования предъявляются! Разве мы их выполняем? А когда мы видим, как это делают святые, то за этими высокими словами для нас вдруг открывается реальная жизнь. Вот юродивый голым ходил. А новомученики были растерзаны всего-то столетие назад. Преподобный поклоны без конца бил. Что за всем этим сокрыто? Именно через врастание в опыт живых, конкретных людей, особенно близких к нам по времени, по опыту, у нас и ко Христу появляется живое отношение.

– Владыка Марк (Арндт) говорит: смысл жертвы новомучеников – открыть нам глаза на главную Жертву – Христову.

Православная Церковь, слава Богу, сохранила понимание того, что в духовной жизни все происходит на личном уровне. Каждый человек – личность. Христос – тоже личность: страдающая, сострадающая. «Пострадавый и сострадавый человеком, Господи, слава Тебе»,– слова 4-го антифона Великого Пятка. Чем лечит нас Христос? Состраданием. Что это такое – сострадание? Мы же и этого не понимаем! Просто полагаем, что вот человек страдает, сопереживая нам. Но сострадающая любовь – это на самом деле то, что исходит от сострадающего человека и согревает нас.

Это не просто человек сочувствует нам в наших горестях и все, нам от этого ни холодно, ни тепло. Нет, он смотрит нам в глаза и передает нам силу, которой нам так не хватало. Он спасает нас своей сострадающей любовью. Открывается нам такая любовь тоже, конечно, в опыте святых. Только когда встречаешь духоносных отцов, начинаешь догадываться о том, что это такое.

Как Бог распространяет Православие, и Ему подражают… турки

– Владыка Агапит, в среде русской эмиграции и даже от бывших инославных, перешедших в Православие, не раз приходилось слышать, что попущенное Богом разорение России в XX веке и русский Исход – это Промысл Божий обо всем мире. Когда как раз вот эти духоносные отцы из закрывавшихся монастырей и лавр, просто православные христиане оказались рассеяны по свету…

– Да-да, я тоже думаю, что если у всего этого и был какой-то смысл, то это именно распространение Православия по всему миру. В Германии еще лет 100 назад, если умирал православный христианин и священник должен был его отпеть, он не мог этого сделать без участия ксендза и пастора. Даже на кладбищах римо-католики сообща с протестантами не позволяли православным священникам действовать самостоятельно. Сейчас такого, слава Богу, нет. Почил православный христианин, и наш священник может без всяких препятствий его отпеть. А в конце XIX века это сделать было очень непросто.

Еще недавно митрофорный протоиерей Амвросий (Бакгауз; † 3.04.2005), настоятель гамбургского храма Святого праведного Иоанна Кронштадтского, говорил, что после Второй мировой войны Православие в Европе – provisorium. Не знаю, как это перевести на русский: это некое неукорененное, временное явление. Cам он – немец, родившийся в лютеранской семье. Оказавшись во время войны в плену в России, принял Православие и стал православным священником. По профессии он – врач, занимал видную должность в Гамбурге. Каждый второй день он читал доклад в каком-нибудь костеле или кирхе. Активно занимался миссионерской деятельностью. Много общался с римо-католиками и протестантами. При этом особых надежд на успех проповеди среди них не возлагал. А сейчас, 50 лет спустя, у нас в Германии более 1,5 млн православных христиан.

– Это – считая представителей всех Поместных Церквей?

– Да, и Русской, и Греческой, и Румынской, и Сербской и др. Православные приходы сейчас постоянно растут. Если бы у нас были священники, мы бы и еще открыли приходы в новых городах. Мы, русские, к сожалению, глупее турок.

– ?

– Да, вот так. Если бы Российская Федерация поступала бы также умно, как Турецкая республика, вообще ситуация в мире сейчас складывалась бы по-другому. Турецкий парламент уже более 10 лет назад ввел программу по подготовке для Германии около 800 имамов. Оплачивает их обучение турецкое правительство. Многие из них изначально учатся уже в Германии, чтобы знать страну. Лет 9 назад первые 300 имамов, подготовленные в рамках этой программы, уже начали осваивать немецкие города, потом внедрялись и другие.

Если бы Российская Дума ввела бы такую программу и подготовила бы 800 священников, их с радостью бы приняли здесь. Пока у нас в Германии вместе с духовенством Московского Патриархата около 80 батюшек. А мы бы в каждом немецком «дорфе» (нем. dorf – деревня) открыли бы новый приход. И это было бы востребовано. Я вас уверяю. Сейчас в Германии всюду уже слышна русская речь. Собрать для начала пару-тройку человек – уже приходик. Остальные подтянутся. Нас даже немецкая власть уже понимает, идет нам навстречу. Это, конечно, вынужденно, при том засилии мусульман. Ислам чужд немецкой культуре. Потом, все эти вербовки в террористические организации…

– Когда митрополит Лимасольский Афанасий (Николау; Кипрская Церковь) выступал в Сретенской духовной семинарии, он сказал, что сейчас главная угроза для европейцев исходит уже не от Евросоюза с его ультралиберальными ценностями, а от ислама.

– Отовсюду угроза исходит. Но самая большая беда – отчуждение самих христиан от веры. Это проблематизирует жизнь. В эмиграции, где у человека и без того масса проблем в чуждой среде, это ощущается особенно остро. А мы можем похвалиться тем, что опосредованно вносим вклад в интеграцию русских немцев. Они, воцерковляясь, примиряются с Богом, с собой, с ближними, в конце концов, с Германией. Когда человек находит себя на приходе, он и страну оценивает уже не враждебно, а начинает любить. Потому что себя уже не чувствует здесь «никем и ничем», у него есть главное – вера. Именно эта обретенная самодостаточность позволяет ему начать уважать и чужие обычаи. Исчезает антагонизм. Мы это постоянно наблюдаем. Православие примиряет – это известный факт. Поэтому, когда мы общаемся с немецкими властями, я им с чистой совестью говорю: «Все эти ваши госпрограммы по интеграции – ничто по сравнению с тем, как люди интегрируются через Православие. У нас социализировать людей в новое общество лучше получается».

Православие – единственная альтернатива деструкциям, которые постигли западный мир

Владыка Агапит с племяницамиВладыка Агапит с племяницами

– Русская эмиграция в этом смысле имеет колоссальный опыт?

– Да, это вообще уникальное явление во всей истории Церкви: быть разбросанными по всей Вселенной и при этом хранить единство. Зарубежная Церковь – маленькая. Сколько нас всего-то, но все-таки в целом для Русской Церкви – это тоже очень важный опыт выживания и хранения православной традиции в чуждом, иногда враждебном окружении.

В военных условиях Второй мировой войны все просто-напросто за родных друг друга считали, такие любовь и взаимоуважение между людьми были, как в апостольские времена.

Да и сейчас зачастую наши условия приближены к «боевым». У нас большинство духовенства работает на светской работе, чтобы прокормить семью. А все свое свободное время такой священник уделяет пастве, стоит допоздна – исповедует, служит. Приход его за такой подвиг не может не уважать и не любить. Чем теснее обстоятельства, тем ярче, заметнее любовь. Этого невозможно не видеть со стороны. Пожалуй, в этом и заключается наша миссия.

– Архимандрит Илия (Раго) из Франции, бывший католик, уже более 40 лет, впрочем, исповедующий Православие, в интервью Православие.ру сказал как-то, что европейцы сейчас ищут свои православные корни, и для них соприсутствие Русской Зарубежной Церкви очень важно. 1000-летний период православного исповедания Христа европейскими народами до великого раскола не мог пройти даром. У многих европейцев есть молитвенники в роду среди их православных предков.

– Безусловно, такой поиск идет. Европа тоже уже исстрадалась от этой многовековой розни между католиками и протестантами. Они уже 500 лет не умолкая спорят! И этот спор ни к чему не привел. Только к тому, что все религиозные ценности оказались вытеснены из общественного пространства. Всё – пат, «игра вничью»! Публично о вере говорить категорически запрещено: «О Боге хочешь что-то сказать? Это всё частное! Молчи!» И немцы стали такими, что докопаться до их души практически невозможно. Он не откроет, что у него на сердце, ни за что.

Это русский человек, каким бы он ни был: трезвым, пьяным – как видит батюшку, сразу даже через улицу кричит: «Э-э-э-э-э-э-й, батюшка! Есть Бог? Нету? Что вы мне скажете на мою пьяную голову? Накажет меня Господь за это?» Масса поводов для миссионерской работы.

– У нас тут как раз дискуссия у священников была – о пастырской работе с подвыпившими. Там слова отца Алексия Мечёва приводятся: «Нужно приходить к Богу из любого состояния». А бывает у вас так, что кто-то из немцев сам, общаясь с теми же русскими, начинает интересоваться Православием?

– Когда на наших приходах немец сам начинает интересоваться Православием, то, как правило, уходят годы на его подготовку к принятию таинства Крещения. Раньше, до 1980 года, когда Россия еще не освободилась и к нам приезжали этнические немцы из Советского Союза, этот подготовительный период растягивался и на 5, и на 10 лет. Наши священники далеко не сразу допускали желающих до Крещения. Это очень медленный процесс: немец годами аккуратно ходит на православные службы, даже поет уже на клиросе, ему это нравится, но он даже при этом оказывается не готов отказаться от своего протестантизма! Особенно католики бывают в этом смысле очень сформированы: у них железно католическое сознание. И пока такой человек до принятия Православия созреет… Батюшки у нас очень ответственно подходят к вопросу о переходе инославных в Православие. Если человек не может еще во всей его полноте принять Православия, он ходит на службы, не участвуя в таинствах. Бывает, конечно, что люди просто уходят.

– Не раз приходилось слышать: быть русским – значит быть православным, иногда и наоборот говорят: быть православным – значит быть русским. Ощущается ли теми, кто воцерковляется у вас, эта русскость через причастность к Православию?

– Тут надо ответить словами апостола Павла: «Для Иудеев я был как Иудей» (1 Кор. 9, 20). Сам я за себя могу сказать: общаясь с немцами, я немец, с русскими – русский. Стараюсь хвалить. Да и есть за что. Немцы, кстати, очень добродетельный народ. Не жадный! Экономный. Русские не могут этого понять. Потому что русские не умеют экономить. А немцы умеют.

– А что ищут в русской традиции Православия иностранцы?

– Православие, надо признать, единственная альтернатива всем тем деструкциям, которые постигли современный западный мир. Но донести до католиков или протестантов наше понимание соборности очень трудно.

Соборность и важное условие церковного мира

– А в чем заключается соборность? Как это по-простому объяснить?

– Святую Троицу мы можем познать только через открытые нам опыты. Вот ты младенец, потом подросток, наконец стал женихом, после – отцом. И только став отцом, ты начинаешь немножечко понимать, что это такое, когда Бог Отец жертвует Сыном. Это духовный рост. Он проявляется как врастание в соборное единство. Каждый раз мы разные, и нам открывается особый опыт. Когда мы младенцы, у нас одни отношения к родителям. Когда подростки – уже совсем другие. Мы становимся женихами – и это тоже уже нечто новое.

Соборность можно почувствовать, например, и в согласии мужа и жены между собой. Когда они становятся родителями, у них и с собственными родителями уже совершенно другой уровень взаимопонимания появляется. Так же и в отношениях с Богом. Все эти опыты мы, по идее, должны в себе сохранить. Ни в коем случае не отбрасывать, как пройденный этап. Иногда в своей жизни мы должны быть младенцами, иногда женихами, в другой раз – подростками, но человек призван достигнуть и состояния отцовской зрелости. Все эти опыты сразу должны в нас соприсутствовать.

Этот диапазон отчасти тоже приоткрывает нам вечность. Неужели мы становимся стариками для того, чтобы со всеми этими болезнями и ворчливостью перейти в вечность? Да кому такая вечность нужна?! Если мы уже все растеряли: и нежное младенчество, и экстремальную юность, и расцвет, и зрелость, и сыновство, и отцовство, – то кто мы есть и на что годны?

Святые тем и сильны, что в них ничего не умирало. С младенцами они могли быть младенцами – вспомните, как по-детски кроток был с маленькими преподобный Серафим? Но он же мог, если то требовалось, быть грозным старцем, как в случае с генералом, с которого попадали псевдонаграды. Вся палитра жизни в преподобном не выцвела, она обогащалась с годами. Вот это взаимопроникновение опытов, особенно когда ты общаешься с другими, очень важно. Почему родители не понимают своих детей? Да потому что забыли, что они сами были подростками! Единственное, что мотивирует их поведение: они хотят, чтобы их дети не были такими же гадкими, какими были они. Как вы понимаете, этого недостаточно, чтобы требовать совершенства от других.

Соборность всеобъемлюща. Нельзя сказать, что она ограничивается каким-либо одним пластом реальности. Вот собрались архиереи на Собор, пусть даже Всеправославный, – вот это и есть соборность, они там за соборность в нашей Церкви и отвечают – так, что ли? Нет. Хотя соборность православных архиереев – тем более при заявившем в этом мире о себе папстве и его константинопольском аналоге – чрезвычайно важна. Но к ней все не сводится. Она как закваска: Духом Святым животворится вся Церковь, все Тело Христово.

– У нас тут как-то был в академической среде спор. Одни говорили: «Благодать сходит по иерархии» (если ты слушаешься Священноначалие, своего игумена/игумению – ты в потоке благодати). А другие парировали: «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3, 8)!

– И то и другое верно. Иерархия должна быть, чтобы внутри нее воспитывалось священство. Тогда возможно богослужение. Это очень узкая стезя, по которой Церковь шествует. Здесь все конкретно: таинства, поклонение Господу и почитание Божией Матери, память святых. Сам язык богослужения очень отточен. Сохранение этого стержня имеет исключительную важность, что упустили из виду католики и чем даже не озаботились протестанты. Но подлинное выполнение этой задачи немыслимо без законной иерархии. Когда архиерей выдает священнику антиминс, миро и т. д. – он ему тем самым вручает паству. Конкретную паству! Вот тебе именно этот приход. Храни и возделывай.

– Раньше в некотором смысле считалось, что священник венчается пастве и уже не перемещается с прихода на приход.

– Да, вот он, твой приход – и не лезь в другой. Ты по совести отвечаешь за эту паству. Если вы посмотрите каноны, то это требование там проводится очень последовательно и определенно. Треть обещаний, которые я, как и любой архиерей, давал при хиротонии, – о том, что я не буду лезть в соседнюю епархию. Да! В твоей епархии – ты ответственный. Здесь твое слово – последнее. Но не в соседней епархии. Стоит тебе туда сунуться, все твои распоряжения там будет рассматривать уже Синод или Собор. Соблюдение канонических границ – это действительно очень важное условие церковного мира.

Споров среди христиан быть не должно. Всей этой никому на самом деле не нужной возни. Это опыт Церкви: так необходимо. Точно так же, как церковное сознание пришло к призванию необходимости, допустим, устанавливать иконостас в храме. Раньше же, при апостолах, никаких иконостасов не было. Сидели за столом, ели-пили, в конце трапезы совершалось преломление хлеба… Потом поняли, что дальше так продолжаться не может. Появился алтарь. Конечно, это рецепция новозаветной Церковью ветхозаветной традиции. Это у древних иудеев было особое пространство – Святая Святых. Но этот известный древнему человечеству опыт переживания святыни мы, православные христиане, возглашающие за литургией «святая святым», преобразовали под новозаветный формат. С каждым Собором Церковь все строже и строже упорядочивала церковную практику – и это все имеет свой внутренний смысл.

При этом в Православной Церкви очень живо как раз таки ощущается дыхание Божества. Вне каких-либо иерархий: будь ты простой мирянин или иерарх – стяжание Духа Святаго в Православии зависит не от степеней и чинов. Соборный разум Церкви чувствует духоносность церковных чад. Архиереи тоже ценят, допустим, духоносных монахов. Именно в Православной Церкви это соприсутствие Духа Божия во всей церковной полноте особенно ощутимо. Это мы видим, опять же, по святым.

 

Открытый вопрос о столице Вселенского Православия

– Что требуется от каждого из нас в свете этого соборного единства?

– Каждый человек сам должен осмыслить свою жизнь. Это трудно! Каждый сам должен найти Христа. Никто из нас не может просто так протянуть руку: «А ты уж, Господи, Сам подтяни меня как-нибудь!» Так не бывает. Усилие требуется и от нас. Свою жизнь надо пересмотреть и сделать выводы. А мы ленивые, мы не хотим. Мы и в церковь-то идем, потому что все идут, и думаем, что этого достаточно. Мы, православные, к сожалению, на поверку оказываемся не такими уж православными.

Оттого-то, наверно, мы и любим паломничать в оазисы первохристианства, в места подвигов наших предшественников. Они-то были настоящие христиане! Мы, например, охотники до Рима. Меня это место просто потрясло в какой-то момент. Это же был языческий город. 400 капищ в Риме стояло. Захватывающее зрелище. Город-то еще и расположен на холмах. На него можно часами смотреть.

Но самое поразительное, как это «ничтожное» христианство с горсткой «безумных» проповедников, как полагали эллины, все это идольское величие обесценило и перевернуло. Как это вся эта незыблемая, как казалось, римская красотища вся вдруг расплавилась при свете христианства?! Рим же действительно был величествен и силен. Представляете, как все эти легионы выстраивались в идеально ровные ряды! Всем этим запросто можно увлечься. Невероятно зрелищно! Захватывает!

Но вот приходит в Рим Константин Великий, и вся эта гарцующая оболочка языческой империи его уже не прельщает. Город тогда еще был на 80% языческим. Римляне привыкли, что императоры сразу же идут на Капитолий, а Константин не идет! Приносят жертвы, а он не приносит! Ему все это не надо. Сенаторы на него разобиделись: «Что это за безобразие такое?» Расстроились все. Помалкивали только из-за того, что у него символ власти – меч.

– Владыка Агапит, а как, кстати, относятся к идее «Москва – Третий Рим» в эмиграции?

– Был первый Рим, а Второго и Третьего не было! Ерунда все это!

Мне нравится исторический момент, когда Константин Великий пришел в Рим, посмотрел на все это языческое «великолепие» и говорит: «Из всего этого языческого наследства христианского города не слепить. Давайте устроим новую столицу!» Раньше Диоклетиан тоже в Никомидию управление выносил. При Константине Великом вся сила Римской империи сосредоточилась уже на Востоке. Безусловно, это было политической необходимостью. Но в глубине души у равноапостольного императора наверняка таилось представление о том, что Рим, с его вековыми традициями языческого культа и всеми этими капищами, не может быть столицей Вселенского Православия. А Константинополь в свое время таковой был…

Но православные не потеряли святых! Это главное. Евреи потеряли Иерусалим и остались «на бобах». Мы тоже потеряли свою вселенскую православную столицу. Но мы живем святыми! Иудеи-то Храм потеряли, и прекратилось у них жертвоприношение. А мы служим на антиминсах! Православие – Вселенское явление.

 

С архиепископом Агапитом (Горачеком)
беседовала Ольга Орлова

Поход в Радонеж нашего молодежного движения

Июнь 22, 2019

Сегодня участники молодежного движения «СПАС» прошли походом по святыням и заповедным местам Радонежа. Во время похода группа посетила подворье Троице-Сергиевой Лавры в Радонеже (Преображенский храм), вкусили Святой воды и искупались в источнике прп. Сергия Радонежского. Также мы побывали у мощей прпп. Кирилла и Марии Радонежских в Хотьковском Покровском женском монастыре.

Святой Дух: как и зачем Он пребывает с хриcтианами

Июнь 17, 2019

Представьте себе кошку, которая присутствует на конференции по астрофизике. Она трется об ножки стульев и об ноги увлеченно беседующих ученых, слышит их разговоры, видит слайды, сменяющиеся на экране, но, разумеется, ничего не понимает. Более того, те вопросы, которые обсуждают ученые, находятся далеко за пределами ее кошачьих интересов. Теперь представьте себе, что ученые захотели ввести кошку в свой круг — каким-то образом они находят способ повысить ее интеллект и наделить ее интересом к познанию. Постепенно она с трудом начинает улавливать какие-то элементы смысла в том, что говорят ученые, но самое главное — она начинает догадываться о том, сколь многого она не понимает и какой огромный мир лежит за пределами ее кошачьего мирка. Вероятно, она переживает определенный внутренний конфликт — с одной стороны, она испытывает влечение к таинственным звездам и мудрым речам академиков, с другой — опасается (с некоторым основанием), что ей придется оставить какие-то свои кошачьи привычки.

Могут ли когда-нибудь бессловесные твари войти в мир разума и познания — мы не знаем; возможно, К. С. Льюис с его говорящими нарнийскими зверями прозрел что-то очень важное о природном мире, возможно — нет.

Но мы знаем другое — человек резко выделен из природного мира, у него есть разум, совесть, чувство красоты и благоговения, и он предназначен для того, чтобы войти в мир совершенно иной жизни, пережить перемену, более глубокую, чем кошка, которую сделали бы способной беседовать с учеными об астрофизике.

Входя в Церковь, мы входим в присутствие Тайны, бесконечно превосходящей нашу способность понять или помыслить, или вообразить. Но эта Тайна сама нисходит к нам — чтобы поднять нас к Себе. Бог открывает нам Себя в Церкви — сообществе верующих, которое создано Христом, возвещает Его слово и являет Его присутствие в мире. Так мы узнаем, что Бог — един по Существу и троичен в Лицах. Все Священное Писание, и Ветхий, и Новый Завет, говорит о едином Боге — и резко отрицает языческую идею, что богов много. Но мы читаем, как те же апостолы, которые отрицают многобожие, говорят об Отце как о Боге, о Сыне как о Боге, и — мы увидим это чуть дальше — о Святом Духе как о Боге. Господь Иисус посылает их крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф 28:19).

Перед распятием в прощальной беседе с учениками Господь говорит: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет» (Ин 14:16,17).

В этих кратких словах уже присутствует тайна Троицы — Сын обращается к Отцу, Отец посылает Духа.

Эта тайна встречает нас на каждом богослужении; «Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, ныне, и присно, и во веки веков, аминь!» — постоянно провозглашается в Церкви. Мы поговорим об одной из сторон этой тайны — о тайне Святого Духа.

 

Дух, созидающий Церковь

 

Икона «Сошествие Святого Духа на апостолов»

Церковь, как ее описывает уже Новый Завет, это не просто собрание единомышленников. Это нечто гораздо большее — тело, организм, объединенный не просто общими убеждениями, а общей сверхъестественной жизнью. Входя в Церковь в таинстве Святого Крещения, мы обретаем дар Духа. Дар, которым будем жить всю нашу христианскую жизнь — и вечность. Как говорит святой апостол Павел, Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом (1 Кор 12:12—13). Книга Деяний апостольских повествует о первых шагах Апостольской Церкви после вознесения Господа; ее иногда называют «Книгой Деяний Святого Духа» — и не случайно. Она начинается с события, которое называют «днем рождения Церкви» — Пятидесятницы: При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать (Деян 2:1—4). Пятидесятница явилась исполнением обещания, которое дал воскресший Спаситель: но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли (Деян 1:8). Апостолы — как и последующие поколения христиан — обращали ко Христу народы не своей силой или красноречием, но силой Святого Духа. В истории христианского мира были лжеучителя, которые не могли ни понять тайну Троицы, ни хотя бы смириться перед ней.

Они видели в Святом Духе только некую безличную энергию, что-то, что нам бы напомнило электричество или силовое поле. Но апостолы свидетельствуют о том, что Святой Дух — личность, и более того, Бог.

Например, мы читаем: Когда они служили Господу и постились, Дух Святой сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их (Деян 13:2). Дух говорит о Себе как о личности — «Мне», «Я», у Него есть особые замыслы в отношении Варнавы и Савла, и именно Он призывает их на служение.

Апостольский собор в Иерусалиме начинает свое обращение словами Ибо угодно Святому Духу и нам (Деян 15:28). Святой Дух несомненно личностен, и Он проявляет волю — что-то Ему угодно, а что-то нет, и Он проявляет ее через соборное решение Церкви.

Особые дары Святого Духа подаются через апостольское рукоположение: Тогда возложили руки на них, и они приняли Духа Святого… через возложение рук Апостольских подается Дух Святой (Деян 8:17—18, см. также Деян 14:23). Те, кого рукоположили апостолы, наделены даром рукополагать следующее поколение церковных служителей — и так любого современного православного епископа или священника связывает с апостолами непрерывная цепочка рукоположений.

 

Сошествие Святого Духа на апостолов
Схождение Святого Духа на Апостолов. Тканый покров алтаря церкви Святого Николая, Теддингтон, Глостер, Англия. Автор Джеки Бинз.

Дух, свидетельствующий об истине

Господь Иисус говорит: Утешитель же, Дух Святой, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам. …Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне (Ин 14:26; 15:26). Как Церковь не есть просто собрание единомышленников, но организм, живущий Святым Духом, так и вера всякого христианина не просто набор убеждений, но проявление — и дар — живущего в нем Духа. Как говорит апостол, никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым. (1 Кор 12:3).

Святой Дух проявляет Себя в великих подвижниках более явно, чем в обычных верующих, потому что святые дают Ему больше возможности действовать, но Он пребывает в любом христианине, и никто не может обладать подлинной верой во Христа без Святого Духа.

Почему это так необходимо? Мы можем обратить внимание на три стороны нашей веры — интеллектуальная уверенность в определенных фактах; обращенность воли к тому, чтобы покориться Христу как Господу и довериться Ему как Спасителю; и, наконец, сердечное упование на Христа и уверенность в новых отношениях с Богом. Мы приходим к уверенности в тех или иных фактах на основании определенных свидетельств — так, например, астрофизики принимают теорию «большого взрыва» на основании собранных наукой данных о Вселенной, а историки верят в то, что Петр I воевал с Карлом XII на основании свидетельств, оставленных современниками. Бог дает нам достаточные основания, чтобы поверить в Него — как в творении, так и (особенно) в свидетельстве апостолов о воскресении Христа. Почему многих людей эти свидетельства не убеждают? Я сам полжизни был атеистом — и какое-то время они не убеждали меня. Недостаточно свидетельств, как говорил известный атеист Бертран Рассел? Нет, дело совсем не в этом. Как-то я беседовал с одним неверующим историком и сказал ему: «Если бы любое другое событие в истории было засвидетельствовано так же хорошо, как Воскресение Христово, Вы бы в нем ни минуты не сомневались». Он ответил очень честно: «Конечно. Но никакое другое событие не требует от меня переменить всю мою жизнь».

Проблема неверия — это проблема воли, а не интеллекта. Люди часто не верят в то, что их не устраивает; достаточно понаблюдать за любым спором об истории, чтобы увидеть, как спорщики отказываются принимать данные, которые могут угрожать их политическим или национальным пристрастиям. Евангелие требует не просто переменить некоторые наши пристрастия — оно требует полностью пересмотреть всю нашу жизнь. Ирод хотел убить младенца Иисуса, потому что он, Ирод, сам хотел быть царем и полагал, что Иисус, как претендент на царство, этому угрожает. Наша беда в том, что мы сами хотим быть царями в нашей жизни, и когда приходит истинный Царь, которому она должна принадлежать, мы этому вовсе не рады. Грех — это не просто отдельные плохие поступки, но яростная, ожесточенная мятежность, всегда готовая взорваться ненавистью к Богу и ближнему. Не хотим, чтобы он царствовал над нами (Лк 19:14).

Святой Дух таинственно исцеляет наше сердце и делает нас способными принять истину. Грех делает нас мятежными и недоверчивыми; Святой Дух созидает в нас способность покориться и довериться Христу. Наша воля, порабощенная грехом, приобретает свободу обратиться к Богу.

Под влиянием греха мы не доверяем милосердию Божию, Его желанию и способности спасти нас; Святой Дух внушает нам сердечную уверенность в любви Божией: Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божии (Рим 8:15,16).

 

Дух, возрождающий к новой жизни

Бог говорит через ветхозаветного пророка: И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять (Иез 36:26,27). Подлинная вера, которую созидает в нас Святой Дух, означает не просто перемену убеждений, а перемену сердца. Здесь нам надо рассмотреть вопрос, который многие задают — если утверждается, что наше исправление есть дело Божие, то должны ли мы сами над ним трудиться? Это противопоставление — либо мы, либо Бог — возникает, когда мы представляем Бога и человека как двух людей, разделяющих «фронт работ». Но это представление ошибочно; Бог Святой Дух действует не вместо нас, а в нас — как говорит апостол, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению (Флп 2:12,13). Мы призваны с благоговением стремиться к праведной жизни, понимая, что само это стремление — Божий дар.

Представьте себе влюбленных юношу и девушку. С одной стороны, они воспринимают любовь как что-то дарованное им — и вся любовная лирика всех времен и народов упоминает именно это чувство дара; с другой стороны, они сами (а не кто-то за них) сближаются, вступают в брак и учатся жить вместе. Как сказал поэт:

Но вспять безумцев не поворотить,
Они уже согласны заплатить
Любой ценой и жизнью бы рискнули,
Чтобы не дать порвать,
чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.

Нить между влюбленными протянули не они, это дар,  но они больше всего на свете хотят этот дар сохранить. Так и благодать Божия, которая созидает в нас веру, надежду и любовь, делает это не снаружи, а внутри нашего сердца — так, что мы, именно мы, по своей воле, с радостным трепетом устремляемся к вечному спасению.

 

Роспись в куполе собора святого Петра, Ватикан. Фотограф Duane W. Moore

Нам явлена новая жизнь — и мы оказываемся перед выбором между тем, что принадлежит нашей старой природе, «плоти», как ее обозначает апостол, и тем, к чему ведет нас Дух: Я говорю: поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы. Если же вы духом водитесь, то вы не под законом. Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, [соблазны], ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют. Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:16—23).

Мы не сами созидаем в себе плоды Духа — и не могли бы — но мы выбираем между принятием и отвержением этих даров. Мы можем следовать Духу — или плоти, возрастать в дарованной нам сверхъестественной жизни — или угашать ее.

Апостол говорит удивительные слова: Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим. И не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления. Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас (Еф 4:29—32). Мы все — крещеные православные люди — запечатлены Святым Духом, и Он пребывает с нами, как Кто-то близкий и любящий, кого мы оскорбляем (в другом переводе «огорчаем»), когда позволяем себе какие-то гнилые и злые слова.

 

Испытывайте духов

Вера в реальность духовного мира никоим образом не является особенностью христианства,  люди во всех культурах интуитивно осознают, что мир гораздо больше того, что мы можем воспринять при помощи органов чувств. Даже там, где государство насаждало принудительный материализм — как в нашей стране или в Китае — интерес к духовной реальности выступает на поверхность, как только его перестают давить. Сегодня в любом книжном магазине можно найти полные полки литературы, посвященной различным «духовным практикам»:  хотите магию вуду, хотите — ритуалы североамериканских индейцев, а хотите — заговоры сибирских шаманов. В этом отношении наш мир напоминает мир, в котором проповедовали апостолы, — он тоже кишмя кишел духами. Как и теперь, люди получали духовные откровения, летали в астралы и собеседовали с духовными существами. Как и теперь, эти духи нередко уверяли, что они тоже действуют от имени истинного Бога.

Вопрос о различении духов возник сразу же — и не утратил своей актуальности и сейчас. Как понять, что это именно Святой Дух? Почему и чем Святой Дух и Его действие принципиальным образом отличается от всех видов псевдодуховности? Апостолы дают нам достаточно ясные критерии. Прежде всего, Святой Дух свидетельствует о Господе Иисусе, прославляет Его и напоминает то, что сказал Он. Деяния Святого Духа полностью христоцентричны — Он ведет нас к вере во Христа, укрепляет и утверждает в этой вере, наставляет нас в истине, открытой Христом. Однако уже в апостольские времена появились лжеучителя, проповедовавшие — под именем Иисуса — кого-то другого. Поэтому апостол Иоанн говорит: Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия [и духа заблуждения] узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (1 Ин 4:1—3).

Апостол указывает на то, что Святой Дух проповедует Иисуса, пришедшего во плоти, то есть свидетельствует о той же истине Боговоплощения, о которой нам говорит в начале своего Евангелия сам Иоанн. Святой Дух преподает то, что мы бы в наше время назвали догматически здравым учением о личности и деяниях Христа, учением, согласным со свидетельством апостолов.

Святой Дух проявляет Себя и в определенных этических плодах, мы уже говорили о них, это любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:22,23). Он созидает в сердцах верных любовь к Богу и ближнему, которая проявляется в соблюдении заповедей. Оба эти критерия необходимы. Можно иметь отличные оценки по догматическому богословию — и не иметь Духа, если в жизни человека отсутствует любовь к ближнему и послушание заповедям. С другой стороны, нравственная жизнь, хотя и необходима, еще не достаточна — она служит свидетельством Духа тогда, когда она сочетается с правой верой.

Надо особенно подчеркнуть, что действия Святого Духа не имеют ничего общего с «автоматическим письмом» или другими оккультными практиками, когда некий духовный агент действует через человека, полностью отодвинув его самого в сторону. Бог очень бережно относится к человеческой личности  и человеческой свободе и скорее мягко направляет верующих к истине, чем тащит на аркане. Это оставляет пространство для человеческих разномыслий и даже ошибок, поэтому нет ничего удивительного, что лично благочестивые или даже святые люди могут расходиться во мнениях.

Святой Дух являет Себя через соборные решения Церкви — как сказали апостолы, угодно Святому Духу и нам (Деян 15:28), и именно  общее суждение Церкви служит защитой от субъективных и ошибочных мнений.

 

Жизнь в Духе Святом

Дух Святой обитает в Церкви, и Его дары даются для служения Церкви: Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но каждому дается проявление Духа на пользу. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом (1 Кор 12:4—9). Для того чтобы жить в Духе Святом, мы должны пребывать в общении с Церковью, участвовать в ее молитвенной жизни, приступать к Таинствам, прислушиваться к ее наставлениям. Именно в Церкви Бог вводит нас в совершенно новую жизнь, жизнь, которая начинается уже сейчас, но продолжается в вечности. За каждой Литургией Церковь взывает:

 Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час Апостолом Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящих Ти ся: Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови в утробе моей.

Если мы хотим жить в Духе Святом, необходимо прийти в храм и присоединиться к этой молитве.

Святая Пятидесятница в нашем храме

Июнь 16, 2019

В день Святой Пятидесятницы в нашем храме прошло торжественное богослужение. Всенощное бдение накануне возглавил иерей Алексий Некрасов, ему сослужило всё духовенство храма.

Утром, в день Праздника, были совершены две Божественные литургии.

После поздней Литургии была совершена Великая вечерня с чтением коленопреклоненных молитв.

День Святой Троицы

Июнь 16, 2019

И согласно славим Всесвятаго Духа…

Троица, а за нею Духов день… Исстари особенно любимые нашим народом праздники. Мы вновь и вновь переживаем непреходящее событие, произошедшее на пятидесятый день после Воскресения Христова: “При наступлении дня Пятидесятницы все они (апостолы. — Ред.) были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать” (Деян 2, 1–4). Так завершилось домостроительство нашего спасения, так открылось людям Триединство — Отец, Сын и Святой Дух. Так родилась Церковь, исповедующая Святую Троицу. О смысле и истории праздника беседует Марина Бирюкова с кандидатом богословия, заведующим библейской кафедрой Саратовской православной духовной семинарии, автором учебного пособия «Устав православного богослужения» Алексеем Кашкиным.

— Алексей Сергеевич, сошествие Святого Духа на апостолов произошло в традиционный иудейский праздник Пятидесятницы — на пятидесятый день после Пасхи, а для учеников Христовых — на пятидесятый день по Воскресении. Можно ли здесь говорить о связи Ветхого и Нового Заветов?

— Конечно. Троица, она же Пятидесятница, как и Пасха, имеет свой ветхозаветный прототип. На пятидесятый день после иудейской Пасхи начиналась жатва, и в жертву Богу приносили первый сноп пшеницы. А в Новом Завете Спаситель называет Своих учеников делателями жатвы (см.: Мф 9, 37–38). Проповедь апостольская — это жатва духовная, а Пятидесятница — начало апостольской проповеди. Поэтому то, что Святой Дух сошел на апостолов именно в день Пятидесятницы, представляется совершенно неслучайным. Есть еще одна параллель, она отражена в песнопениях праздника. Согласно Книге Исход, в начале третьего месяца (Пасха — середина первого месяца) Моисею на Синае был дарован Закон. То есть, по сути, была основана ветхозаветная Церковь. Поэтому рождение новозаветной Церкви именно в начале третьего месяца, в день Пятидесятницы, тоже представляется знаковым. Тогда был дарован Закон, теперь — Благодать Святого Духа. Но это параллель более поздняя — в период земной жизни Спасителя, при жизни апостолов иудейская Пятидесятница не воспринималась как праздник Синайского законодательства.

— Приходилось читать, что в Греции и иных странах Пятидесятница всегда называлась Пятидесятницей, а наименование «Троица» закрепилось за ним именно на Руси…

Фрагмент иконы «Святая Троица». Преподобный Андрей Рублёв

— Троица — это обиходное название. Обратите внимание, мы не встречаем его ни в Типиконе, ни в церковном календаре, там мы читаем — «Неделя такая-то по Пятидесятнице». И это наименование праздника действительно славянское. И оно совершенно неслучайно закрепилось на Руси: ее духовный расцвет, эпоха преподобного Сергия Радонежского, его духовных детей и внуков, одним из которых был, по всей вероятности, преподобный Андрей Рублев,— неразрывно связана с почитанием Святой Троицы, тайна Которой открылась нам в полноте (хотя выражение «в полноте» здесь можно использовать только условно, человек не может своим ограниченным разумом в совершенстве познать природу Триипостасного Бога) именно при сошествии Святого Духа на апостолов. Сын Божий уже вочеловечился, уже сказал Своим ученикам: Я и Отец — одно (Ин 10, 30), уже принес Свою Крестную жертву и победил смерть. И вот, происходит то, что Он обещал (см.: Ин 14, 16–17; Деян 1, 8): людям является третье Лицо Святой Троицы, Дух Святой.

— Почему Троице предшествует один из дней сугубого поминовения усопших — Троицкая родительская суббота?

— Эту субботу стали праздновать как особый заупокойный день еще в IX веке. Смысл в том, что Троица есть день рождения Церкви, а у Церкви, как и у Бога, нет мертвых, она столько же Церковь усопших, сколько Церковь живых. Поэтому накануне Троицы поминают тех членов Церкви, которые находятся уже в мире ином, и поэтому — забежим немного вперед — коленопреклоненные молитвы третьей части на вечерне Троицы посвящены именно поминовению усопших.

Троицкая родительская суббота

— Троица всегда бывает в воскресенье, потому что это пятидесятый день после Пасхи; но начнем мы с вечера субботы, со всенощного бдения. Что мы услышим в храме в этот вечер?

— На вечерне мы встретимся с двумя песнопениями, которые, с одной стороны, хорошо нам известны и любимы нами, а с другой — мы не слышали их в храме со Страстной седмицы. Это «Видехом свет истинный…» и «Царю Небесный…». Весь период от Пасхи до Пятидесятницы мы празднуем Воскресение Сына Божиего, но явления Святого Духа еще только ждем — вот почему его прославление на время уходит из богослужения. В канун Троицы «Видехом свет истинный…» поется на «Господи, воззвах…» четвертой стихирой, а «Царю Небесный…» — при пении стихир на стиховне. «Царю Небесный…» обычно поется всем храмом. Вообще, стихира «Царю Небесный…» в день Пятидесятницы является как бы именинницей, потому на всенощном бдении праздника она поется несколько раз (еще перед каноном и перед славословием). На вечерне читаются паремии — из Книги Чисел (11, 16–17, 24–29) — сошествие Святого Духа на вождей и начальников иудейского народа: И сошел Господь в облаке, и говорил с ним (с Моисеем.— Ред.), и взял от Духа, Который на нем, и дал семидесяти мужам старейшинам; из Книги пророка Иоиля (2, 28) — излию от Духа Моего на всякую плоть; из Книги пророка Иезекииля (36, 24–28) — о том, что будет совершено обновление человека, Господь даст людям новое сердце и новый дух: и дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное.
На утрене праздника поется величание: «Величаем Тя, Живодавче Христе, и чтим Всесвятаго Духа Твоего, Егоже от Отца послал еси Божественным учеником Твоим». В этом тексте упоминаются все три Лица Пресвятой Троицы: Отец, Сын и Святой Дух. При этом обращаемся мы к Богу Сыну, чем подчеркивается Его участие в посланничестве Святого Духа людям. Вообще, текст величания своим источником имеет евангельское изречение: Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне (Ин 15, 26).

Что касается канона утрени на Троицу — используются два канона, Космы Маиумского и Иоанна Дамаскина. Второй канон написан гекзаметром, он более сложен, в нем много слов, имеющих два корня и даже три — «языкоогнеобразная благодать». Творение Космы монаха несколько проще, доступнее для нас. В канонах говорится о завершении дела нашего спасения, об исполнении «законом древле проповеданного», о перемене, произошедшей в апостолах: «Спасовы рачителие, радости исполнишася и дерзновение прияша, прежде боящиися», о чуде, благодаря которому простые неученые люди, «рыбари премудрыя», смогли «от глубокия ночи», из тьмы неведения изымать «люди бесчисленны блистанием Духа». Святой Дух явился в образе огня — «языцы бо рассеяшеся, видими яко огнь; и сих (апостолов) не опали, но паче ороси» (это напоминает нам чудесное спасение трех отроков в вавилонской печи). И в дальнейшем Он — одно из Лиц Троицы, «Трисветлого Существа», неотделимый от Отца и Сына — уподобляется огню, свету: Триединый Бог «паче естества совершает яко Благодетель; и огнесветит Христос во спасение, всю даяй благодать Духа». Здесь также очень важна тема противопоставления события Пятидесятницы строительству вавилонской башни (см.: Быт 11, 1–9). Если тогда Господь разделил народы, чтобы сделать невозможным их горделивый замысел, то сейчас наоборот: Святой Дух сошел, чтобы объединить людей в Господе, чтобы основать Церковь, объединяющую разные народы: «Раздельшийся древле глас зле (на злое дело) согласившихся, во едино приличие божественне совокупи, ведением Троицы вразумляющи верныя, в Нейже утвердихомся».
— Каковы особенности Божественной литургии в воскресенье, на Троицу?

— Вместо Трисвятого поется «Елицы во Христа креститеся…». Это напоминает нам о том, что в ранней христианской Церкви на Пятидесятницу, как и в Великую Субботу, совершалось крещение оглашенных, об этом говорит Григорий Богослов. Это представлялось уместным — день основания Церкви и прирастание ее новыми членами. Как и в другие Господские двунадесятые праздники, на Литургии поются праздничные антифоны, причем припев второго антифона отличается от всех других молитвословий, ибо здесь мы обращаемся не к Сыну Божию, а к Духу Святому: «Спаси ны, Утешителю Благий, поющия Ти аллилуия». Как и на другие Господские праздники, отпуст произносится с особой вводной фразой: «Иже в видении огненных язык с небесе низпославый Пресвятаго Духа на святыя Своя ученики и апостолы, Христос, истинный Бог наш…».

 

Икона «Сошествие Святого Духа на апостолов»

— Великая вечерня с коленопреклоненными молитвами, которая следует на Троицу за Литургией, это ведь уже, по сути, вечерня на Духов день? Почему ее совершают, не дожидаясь вечера?

— Того требует Устав Церкви (в Типиконе сказано: «Знаменует (то есть ударяет в колокол) ранее последования ради коленопреклонения»), это отражение нетерпения человека — помолиться об обновлении его существа благодатью Святого Духа: мы не можем отложить это на вечер, поэтому празднование совершается без перерыва. У митрополита Вениамина (Федченкова) в его записках о богослужении праздников есть такая мысль: мы должны ждать возможности помолиться Святому Духу так же напряженно, с тем же нетерпением, как апостолы ждали обещанного вознесшимся Иисусом сошествия Духа. У великой вечерни несколько уникальных особенностей. В мирную ектению добавляются особые прошения о благодати Святого Духа. А кульминация — это, конечно же, чтение коленопреклоненных молитв. Их всего семь, они делятся на три части: по две в первой и второй, три в третьей. Части разделяются между собой короткими молитвословиями: первая — после великого прокимна («Кто Бог велий…»), вторая — после сугубой ектении «Рцем вси…»); после второй части поется «Сподоби, Господи…» и затем уже третья часть.

В первой части воспевается домостроительство нашего спасения, и она действительно покаянная («…услыши ны, воньже аще день призовем Ти, изрядне же в день сей пятдесятный…»). Вторая часть — это молитва о нашем обновлении Духом Святым («…светом Духа просветихомся и прелести якоже тьмы изменихомся…»), а третья часть, по сути, заупокойная, это молитвы об усопших: «…и упокой вся отцы коегождо, и матери, и чада, и братия, и сестры единородныя и купнородныя, и вся прежде почившия души в надежде воскресения…». В самом конце вечерни — третья из ее особенностей — длинный особый отпуст: «Иже от Отчих и Божественных недр истощивый Себе и с небесе на землю сошедый…». В его вводной, весьма пространной фразе воспеваются все спасительные действия Бога, начиная с Воплощения, заканчивая Крестной смертью и посланием Духа. Этот отпуст подводит итог всему искупительному действию Господа.

— А что ждет нас на следующий — Духов — день?

— Рождество Христово, Богоявление и Пятидесятница имеют одну общую особенность, говорящую об особом значении этих праздников в Церкви: богослужение праздника повторяется на следующий день. За Рождеством следует Собор Пресвятой Богородицы, за Богоявлением — Собор Иоанна Предтечи, за Троицей — Духов день. В День Святого Духа повторяется богослужение Пятидесятницы — лишь с небольшими отличиями. Вечером в воскресенье, накануне Духова дня, в храмах совершается малое повечерие (напомним, вечерня уже совершена), на котором читается канон Святому Духу. В каноне мы просим Его вразумить нас — «вдохни ми светоносное Твое дарование, яко да славлю Тя, Отцу и Сыну совокупляема» — очистить наши умы («смыслы») от скверны, наполнить нас светом истины и научить славить Пресвятую Троицу: «подаждь святьбу нам и просвещение, яко да насытившееся Твоего светодательства, из ночи утренююще славословим Тя, Человеколюбче». А дальше — утреня с великим славословием, которая повторяет утреню праздника Троицы. То есть мы, по сути, продолжаем праздновать Троицу, но с некоторым акцентом на почитании Святого Духа.

 

— Почему на Троицу принято украшать храмы зеленью?

— Об этом обычае упоминает еще Иоанн Златоуст. В Чиновнике Новгородского Софийского собора (1630-е годы) представлены подробные рассуждения об этой традиции. Там сначала приводятся два частных мнения: одни, по словам редактора, считали, что мы постилаем листву и траву на пол и попираем ее ногами ради того, чтобы посрамить языческое поклонение деревьям и другим тварным объектам. По другой версии, растения здесь символизируют ветхозаветный Закон (так как иудеи в праздник Кущей использовали ветви деревьев для постройки шалашей), и мы, постилая их, как бы попираем прежний Закон, потерявший свою актуальность в Новом Завете. Изложив эти мнения, редактор Чиновника затем их отвергает и предлагает свое суждение: зелень в конце мая и начале июня — свежая и красивая, вся тварь обновляется, это — период «новолиствия, ликования весны». Украшая зеленью храмы, мы не только создаем благолепную атмосферу, но и вспоминаем о том, что всю красоту мира Господь сотворил для человека, что подвигает нас к благодарению и усердной молитве.

Украшение храма

Июнь 15, 2019

Сегодня, накануне праздника Святой Троицы, наши прихожане-флористы создавали свои очередные шедевры для украшения храма.

Предлагаем Вам посмотреть, как это было.

РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА — ЗА КОГО МЫ МОЛИМСЯ?

Июнь 14, 2019

Когда старец Иосиф Исихаст почувствовал приближение смерти, он заранее направил письма знакомым священникам и епископам с просьбой, чтобы после его кончины они поминали его.

Свидетели его встреч с посетителями видели, что одно только присутствие рядом с ним утоляло душевную боль у людей, обращавшихся к старцу за советом и помощью. Те, кто жил рядом с ним — монахи и послушники, впоследствии рассказали, какие чудеса он творил, как Господь его прославил. Почему же сам старец так тщательно готовился к переходу в вечность, что просил у всех, особенно у епископов, молитв о себе?

Преподобный Иосиф Исихаст, как человек, достигший боговедения, не мог не ощущать свое несовершенство перед Господом. Если мы почитаем жития святых, то убедимся, что многие из них воспринимали себя подобным образом. Когда умирал преподобный Сисой Великий, он просил Бога дать ему еще хоть немного времени на покаяние. Другие монахи говорили ему: «Тебе ли, Сисой, каяться?» — Но он отвечал: «Не знаю, братья, положил ли я хотя бы начало покаянию».

Святые отнюдь не сознают себя безгрешными и совершенными. Наоборот, они искренне находят себя ничем не заслужившими Царства Божия. Сам Господь учит Своих учеников, даже следуя всем заповедям, считать себя ничего не стоящими рабами, потому что исполнили лишь то, что должны (см. Лк. 17, 10). Идеален только Бог, но не человек. Святой наиболее ясно видит это. Он познает свою духовную нищету (ср. Мф. 5, 3) по мере приближения к Господу, к бесконечности Его духовного совершенства, и испытывает необходимость в Его милости. Вот почему святые просят молитв, особенно у священников и епископов, ибо те совершают Литургию.

Святитель Афанасий (Сахаров) писал, что литургическое поминовение превосходит любое другое. Все наши подвиги, добрые дела, другие церковные поминовения: панихиды и молебны — ничто не может сравниться с ним. Ведь за Литургией совершается Евхаристия — таинство нашего соединения с Богом. Во время претворения вина и хлеба в Кровь и Тело Христово совершающий таинство просит Духа Святого прийти на предлежащие Дары для того, чтобы посредством вкушения их мы стали единокровными, сотелесными Христу.

На Литургии поминаются все члены Церкви Христовой. Вынутые из просфор во время проскомидии частицы полагаются рядом с Агнцем на едином дискосе как символ единой Церкви, во главе которой — Христос, одесную Его — Божия Матерь, далее святые по чинам, а затем и все люди — как живые, так и усопшие. Когда в Святую Чашу опускаются частички просфор, вынутых за поминаемых христиан, священник молится о них: «Омый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною». Такой благодати удостаиваются те, кого поминают на Литургии.

Но разве литургическое поминовение может повлиять на участь уже умерших? Ведь каждый из них уже определился в своем состоянии — добром или злом, и продолжает развиваться в нем после смерти?

Мы не знаем, насколько они тверды в своем развитии. Если человек в земной жизни был всецело направлен к добру, то и в вечности он будет стремиться к его Источнику — Богу. И, наоборот, тот будет удаляться от Него, кто, живя на земле, сознательно выбрал зло. Но у большинства людей мы видим смесь добра и зла в разных пропорциях. Однозначно определить, в каком состоянии умер тот или иной человек, мы не можем, потому что не ведаем его внутреннего состояния в момент смерти.

Существует ряд основательных поводов не поминать усопшего на Литургии. Все они указывают на то, что при жизни человек упорно не желал иметь ничего общего с христианством: оставался некрещеным, не был христианином или был анти-христианином, сознательным богоборцем. Но если человек был крещен, был членом Церкви, явно с Церковью не боролся, то мы не можем точно знать, в каком состоянии он перешел в вечность.

Известно немало случаев, когда незадолго до смерти человек обращался к Богу: начинал молиться, просил священника об исповеди, соборовании, причащении. Такое обращение к Богу могло произойти и за секунду до смерти, но человек мог его не озвучить, в душе обратиться к Богу. Возможно, родные его не поняли или по другой причине не узнали об этом, и в вечность этот человек перешел совсем в другом состоянии, чем можно было о нем подумать. Так, глубоко успел измениться благоразумный разбойник, который вошел в рай вместе с воскресшим Господом.

Однажды на Афон к преподобному Паисию Святогорцу приехал убитый горем отец. Он сокрушался о сыне, который покончил жизнь самоубийством. Отца мучило, что теперь он ничем не может помочь своему ребенку. Старец Паисий спросил: «А как он покончил с собой?» — «Он выбросился с пятого этажа». И тогда старец утешил его, сказав: «Дорогой мой, мы не знаем, о чем твой сын думал, пока летел с пятого этажа до земли. Может быть, за это время он успел покаяться, и Господь ему уже простил его грех». Если в таких безнадежных ситуациях преподобный допускал, что у человека есть шанс на спасение, то и о других людях, переходящих грань смерти, мы можем думать то же самое даже при отсутствии явных свидетельств и тем более, когда они есть.

Наверное, нет священника, которому бы не приходилось крестить умирающих, исповедовать и причащать крещеных, которые в течение жизни никогда не переступали порог храма, а перед смертью желали соединиться с Богом. И это были осознанные решения, когда идейные атеисты принимали Крещение, отказываясь от своих воззрений. Пусть и в последние дни своей жизни они успевали откликнуться на призыв Божией благодати, полученный непосредственно от Господа или через окружающих людей.

Игумен Никон (Воробьев) проживал в доме двух сестер, убежденных атеисток. Одна из них, врач по образованию, особенно яростно критиковала православие, а к концу жизни стала монахиней. Так радикально женщина изменилась под влиянием игумена Никона. Вернее, через тихого подвижника на нее воздействовал Господь, Которому тот посвятил свою жизнь.

Троицкая родительская суббота

Ближайшая суббота будет Троицкой родительской, когда совершается поминовение всех усопших, начиная от Адама и заканчивая теми, кто скончался на днях. По этой причине она называется Вселенской. Мы про это забываем и поминаем только своих родных и знакомых. Это неправильно. По мысли святителя Афанасия, «если бы все православные христиане стали молиться исключительно только о своих сродниках и друзьях, какая была бы им мзда (Мф. 5, 46), какая была бы им благодать?» Ведь, как сказал Христос, «и грешники любящих их любят» (Лк. 6, 32).

Церковь призывает нас проявить евангельскую любовь и помолиться за всех: не только о знакомых нам людях, но обо всех почивших православных христианах. У верующих людей старшего поколения есть мудрый обычай поминовение усопших завершать словами: «и всех, о ком некому помолиться». Так молитва о нас и наших родственниках продолжит возноситься к престолу Божию, когда уже не будет никого, кто помнит и знает нас. Это и есть молитва Церкви.

Порой слова «молитва Церкви» звучат для нас абстрактно: есть мы со своими немощными молитвами, а есть Церковь, в которой молятся священники, а от нас ничего не зависит. Мы должны прилагать свое сердце к общей молитве Церкви, потому что мы тоже ее часть. Молитва Церкви складывается из молитв всех ее членов. Молитва Церкви — это все молитвы верных о живых и усопших.

 

Митрополит Калужский и Боровский Климент

123

Июнь 13, 2019
  • RSS Новости с Патриархия ру

  • RSS Материалы с Православия ру

  • RSS Материалы с Правмира