МОНАХИНЯ В МИРУ
3 сентября 2019

Монахи, говорят святые отцы, это передовой отряд Церкви, средоточие христианства. Они молятся не за себя, за всех нас, за все человечество. Это под силу только избранным. Нести молитвенный подвиг в миру —  тяжелее в разы.

Монашество в миру это не придумка советского времени.Всегда были монахи, которые по каким-то причинам забирались из монастыря, либо уходили оттуда. Но никогда не было так много монахов, которые в атеистические годы бок о бок с мирянами работали в научных институтах и на фабриках. И никто не знал об их другой – главной — жизни.

Постриг матушка Ирина приняла 31 декабря 1995-м году в Донском монастыре. К тому времени она уже много лет работала там за свечным ящиком. Таинство совершил архимандрит Кирилл (Павлов), который до самого своего упокоения был духовником семьи.

Но о том, что простая советская женщина Юлия является монахиней, не знала ни одна душа. Кроме, разумеется, мамы. Они и постриг приняли в один день. Монахиня Ирина и монахиня София, две самые родные души.

Мама очень хотела назвать  дочку Ириной, но папа решил – Юля и точка. Перечить не стала. А когда на постриге назвали ее новое имя – Ирина – расплакались обе: мама и дочка.

Москвичка по паспорту, родилась сестра Ирина в 1939-м году в Рязанской области. Там жили мамины тетушки, которые подвизались в Свято-Покровском женском монастыре города Михайлов. Мама отправилась туда рожать.

— Так что  я представляю уже третье поколение монашествующих, — рассказывает сестра Ирина.  — Формально я у родителей была единственным ребенком, но росла вместе с двоюродным братом. Умерла мамина сестра, двое ее детей могли остаться сиротами. Сестру взяли в другую семью наши родственники, мальчика воспитали мои родители. Мама рассказывала, что когда меня несли крестить, чуть не потеряли. Завернули в шелковое одеяльце, а оно скользкое. Слава Богу, вовремя заметили, что я почти на земле. До монастыря, где совершили Таинство, дальше несли уже без приключений.

Сестре Ирине было два года, когда началась война, мама, уезжавшая рожать, вернулась в Москву.

— Мы жили здесь, в Перово, а в детский сад меня возили в центр города,  он находился рядом со станцией «Красные ворота». И когда начинала выть сирена, нас срочно вели в метро, оно служило москвичам бомбоубежищем. До сих пор жутко, когда вспоминаю луч прожектора на темном небе и вой сирены, — глаза сестры Ирины наполняются слезами. – В саду нас кормили, спасибо Господу, так что всех ужасов голода мы не испытали. Но страшное это дело время, страшное…

Несмотря на строгие атеистические времена, разговоры о Боге в семье вели всегда. Естественно, ни октябренком, ни пионером или комсомольцем сестра Ирина не была. Признается, что так Господь управил, что никто ее в эти коммунистические организации и не зазывал.

— Помню на Пасху пришла куличи освящать в храм Петра и Павла в Лефортово, и вдруг вижу — стоит строгая дама. Она строгим голосом меня спросила: «Зачем пришла?». Честно ответила. Обманывать не приучена. Да и зачем? Думала, что на классном собрании будут мой поступок разбирать, родителей в школу вызовут. Но как-то всё тихо прошло. А училась я неплохо и в школе, и в институте. Закончила  Московский инженерно-строительный институт им. Куйбышева, по образованию я инженер. Вся моя жизнь среди людей проходила.

60-е годы. В Советском Союзе — самый разгар антирелигиозной борьбы. Никита Хрущев обещает показать по телевизору «последнего советского попа», но сестра Ирина от своих убеждений не отказывается. В Бога верит, в храм ходит.

— А женихи-то, поди, просили руки и сердца? – спрашиваю.

 Улыбается.

— Конечно, по молодости были молодые люди, которые пытались оказывать знаки внимания, но сердце моё они не задевали. Неинтересно.

— Я на работу всегда с покрытой головой ходила. Спрашивают коллеги, мол, чего это ты в платочке сидишь? Я им отвечала, что место мое рабочее у окна, просквозило, уши болят. На том и разговоры заканчивались.

Ей всегда везло на добрых и понимающих людей. Хотя в лексиконе православных людей слово «везёт» и не встретишь. Но воле Божьей никто и никогда в храм ей ходить не запрещал, в партию и в комсомол насильно не тянул.

— Мы с мамой очень любили паломничать. Как где престольный праздник, мы туда отправляемся. Я уже в наш храм стала ходить, живем-то по соседству, помню, батюшка наш, протоиерей Александр Дасаев всё удивлялся, что нам в одной-то церкви не молится. Православными туристами иногда называл.

Сестра Ирина помнит ныне митрофорного протоиерея еще совсем молодым священником, отец Александр тогда служил иподьяконом у владыки Питирима. Помнит, как восстанавливали храм. Как впервые подойдя к нему, не знали, как до дверей добраться – дорогу всю развезло…Грязь и лужи… Всё было. Но Господь давал и силы, и добрых людей, которые храм восстанавливали. Сестра Ирина тоже помогала, чем могла.

— Но сердце мое всегда в Троице-Сергиевой Лавре. Очень люблю это место. Намоленное. Ноги ходят с трудом. Но если кто едет на машине из знакомых, всегда меня с собой берет. Я, быть может, и жила бы в монастыре, да в советские годы их все позакрывали. У нас дома с мамой свой был монастырь. Отец отошел ко Господу, и мы остались вдвоем. Жили и молились. А теперь уж какой монастырь? – сокрушается она.

В ее доме, само собой разумеется, нет телевизора. Ее жизнь – это молитва и Богослужения. Но переживает, что молиться так, как положено монашествующим, увы, не получается. Здоровье слабое…

— А вообще сейчас  — благодать! Есть какой вопрос, подойди к любому священнику – ответит, расскажет, время уделит, всё растолкует,  — делится своими впечатлениями сестра Ирина.-  Нужно как можно чаще прибегать к исповеди, Причащаться, но самое главное – не роптать. Ропот – это спор с Богом. Он мудрее нас, Он хочет нам добра, Он хочет, чтобы все мы спаслись. Наша задача принять Его волю, зная, что всё, что с нами происходит, всё нам полезно.

Сколько раз мы слышим эти слова?! Об этом написано сотни святоотеческих книг, сказано в тысячах проповедей священников. Но как научиться принимать Его промысел о нас, как не думать, что я-то точно знаю, как лучше для меня?!

Пережив страшную войну, уцелев в страшные для Церкви и ее верных чад, атеистические времена, когда священнослужителей, как их тогда называли «служителей религиозного культа», сживали со света, прятали за тюремные решетки и стены психиатрических лечебниц, сестра Ирина прожила долгую счастливую жизнь вместе с Ним. Уповая на Волю Божью.

На ум пришли наставления архимандрита Андрея (Конаноса), который говорил: «Всё будет хорошо. Успокойся, помолчи, не говори так много. Не ропщи. Вот увидишь, всё образуется. И тогда тебе захочется сказать только одно: «Господи, люблю и благодарю Тебя!»

Free Download WordPress Themes
Download Best WordPress Themes Free Download
Download Premium WordPress Themes Free
Premium WordPress Themes Download
free online course
download micromax firmware
Premium WordPress Themes Download
lynda course free download